Архивы за день: 21.01.2021

В атмосфере Венеры обнаружен необычный холодный слой

Венера Обнаруженный атмосферный регион настолько холодный, что он может содержать в себе замороженный углекислый газ, выпадающий в виде микроскопических кусочков льда или снега.

Планета Венера уже давно привлекает ученых. В первую очередь своей удивительно плотной и толстой атмосферой на основе углекислого газа, а также разогретой под действием жесткого парникового эффекта поверхностью, но при этом Венера во многом очень напоминает Землю. Многие исследователи часто называют Венеру «злым двойником» Земли.

Однако проведенный последний анализ, а также предыдущие пять лет наблюдений средствами Venus Express, позволяют говорить, что на Венере в атмосфере есть очень тонкий холодный слой, располагающийся на высоте примерно 125 км над поверхностью планеты. Температура слоя составляет около минус 175 градусов. Этот слой значительно холоднее всех слоев в земной атмосфере, а также в атмосфере Венеры.

Обнаружить слой удалось, когда Venus Express просматривал, как солнечные лучи отражаются и проникают через толстую венерианскую атмосферу. Изначально при помощи таких наблюдений предполагалось установить концентрации CO2 на разных уровнях атмосферы Венеры, а также понять, как газ перераспределяется относительно терминатора — границы между ночной и дневной сторонами планеты. Зная концентрацию углекислого газа и получив данные об атмосферном давлении можно вычислить температуру в атмосфере.

«Мы установили, что в данном регионе температура гораздо ниже точки замерзания углекислого газа. Скорее всего, этот газ там есть в виде льдинок или снежной массы», — говорит Арно Махье, астроном из Института космической аэрономии в Бельгии. «Облака небольших льдинок так называемого сухого льда могут очень хорошо отражать солнечный свет. Возможно, что в дальнейшем мы сможем увидеть этот регион, так как он должен активнее светиться».

По словам ученых, прежде в атмосфере Венеры не было найдено признаков наличия сухого льда и вообще соединений в замороженном виде. Но новое исследование указало на то, что температурные профили в освещенной и ночной сторонах атмосферы Венеры очень различаются по температуре и составу, поэтому в ночной стороне может быть значительно больше ледяных соединений.

Сейчас исследователи пытаются составить рабочую модель существования ультрахолодного слоя в атмосфере Венеры и понять, как этот слой взаимодействует с другими частями атмосферы, так как ничего подобного ни в земной, ни в марсианской атмосферах нет.

Прокуроры недовольны приговором Киреева о яичнице

Киреев

Как сообщили «Комментариям» в прокуратуре г.Киева, речь идет о решении Печерского райсуда, которым двум киевлянкам вынесен приговор по ч. 2 ст. 297 УК Украины – (надругательство над могилой) — 16 декабря 2010 года в столичном Парке Славы на могиле Неизвестного солдата девушки жарили яичницу.

«Приговором суда одна из девушек приговорена к условной мере наказания, другая освобождена от уголовной ответственности в связи с передачей его на поруки трудовому коллективу.

«Мы не позволим безнаказанно порочить память предков — солдат, которые положили свою жизнь, защищая Родину», — заявил гособвинитель по делу Дмитрий Байдюк.

Как сообщали «Комментарии», ранее стало известно, что судья Печерского райсуда г. Киева Родион Киреев объявил вердикт по делу студентки из   «Братства святого Луки» 20-летней Анне Синьковой. Девушка  получила 3 года тюрьмы с испытательным сроком в два года.

Бюджеты некст-ген проектов вырастут до $28 млн

Mass,Effect,3 Но нет, если мы говорим о разработке ААА-проекта, миллион составляет от силы 7 процентов от бюджета, предоставленного приличным издательством. Скорее всего разработка игры, которую вы купили недавно, обошлась студии где-то в 15 000 000 долларов. Вон даже создание Wasteland 2 требует работы целой команды всевозможных художников, аниматоров, сценаристов, дизайнеров, звукорежиссеров, музыкантов, левел-дизайнеров и конечно же программистов. И работать они будут где-то 12-18 месяцев.

Аналитическое агенство M2 Research опубликовало небольшой материал, согласно которому стало известно, что стоимость разработки среднестатистического некст-ген проекта будет варьироваться от 18 до 28 миллионов долларов. А цена эксклюзивных проектов будет начинаться с 10 миллионов.

И ведь нас едва удивят эти цифры, учитывая что и современные проекты зачастую переходят планку в 40 миллионов (Modern Warfare 2, Gran Turismo 5, Mass Effect 2, Final Fantasy XIII и так далее).

Многие разработчики в свою очередь задумались над тем какое давление оказывают крупные бюджеты на процесс разработки, ведь им необходимо угодить инвесторам, в то же время успев уложиться в поставленные временные и бюджетные рамки. «Пресса об этой детали частенько забывает»,- сказал Роберт Волш журналу Develop.

«Они просто сказали, что продажи поднялись где-то на десять процентов за последний год. Я имею в виду то, что и стоимость разработки выросла в два или три раза».

И все же, игры пока не смогут соперничать с киноиндустрией, где производство одного фильма обходится в 65 миллионов, при том что еще 35 миллионов уходят на рекламу и промоушен.

Но если вспомнить бюджеты игр давно минувших дней, то разница кажется невероятно огромной. Те же шаферовские Grim Fandango и Full Throttle стоили где-то 2-3 миллиона, а уже в 2005 году Psychonauts обошлась ему в 12 миллионов.

Да даже у первой части Gears of War бюджет равнялся 10 миллионам.

Не стоит забывать и о том, что в некоторых случаях часть бюджета отправляется прямиком в отдел маркетинга. Доходит вплоть до того, что 200% от бюджета, выделенного на саму разработку, идут на рекламу и прочую раскрутку.

В начале же девяностых даже цифра в 100 000 долларов казалась невероятной суммой. Когда в 1993 году вышла Doom, с бюджетом в 200 000 долларов эта игра стала в свое время самой дорогой.

А вот возвращаемся мы в 2012 год, смотрим на бюджет Star Wars: The Old Republic, приблизившийся к отметке в 200 миллионов, и становится страшно представить что будет дальше.<

Жан-Эрик Вернь рассказал о подготовке к гонке на Сузуке

Жан-Эрик Вернь

В традиционном видеоинтервью накануне Гран При Японии Жан-Эрик Вернь рассказал о подготовке к гонке на Сузуке и ответил на несколько вопросов болельщиков.

Вопрос: Жан-Эрик, вы впервые в Японии?
Жан-Эрик Вернь: Да.

Вопрос: Сколько времени вы здесь провели?
Жан-Эрик Вернь: Я прилетел утром в понедельник.

Вопрос: Вы уже заметили, что эта страна здорово отличается от остальных?
Жан-Эрик Вернь: Честно говоря, я практически ничего не видел. Токио – огромный город, его сложно осмотреть за один день, но, безусловно, это очень красивое место.

Вопрос: Когда вы отправитесь на трассу?
Жан-Эрик Вернь: В среду.

Вопрос: Значит, у вас будет немного времени на прогулку по Токио… Вернемся к Формуле 1. Чем вы занимались после Гран При Сингапура? Кажется, ездили на этап Мировой серии Renault…
Жан-Эрик Вернь: Я слетал в Великобританию, чтобы поработать на симуляторе, а затем отправился на автодром Поль Рикар, чтобы участвовать в демонстрационных заездах за рулем Red Bull Racing в рамках уик-энда Мировой серии Renault.

Вопрос: В тот уик-энд машину Red Bull Racing пилотировал Ален Прост, один из самых знаменитых французских гонщиков. Была ли у вас возможность дать ему совет?
Жан-Эрик Вернь: К сожалению, нет: я покинул трассу до приезда Алена.

Вопрос: Ален Прост справится с пилотированием современной машины Формулы 1 без совета Жан-Эрика Верня?
Жан-Эрик Вернь: Мне кажется, да.

Вопрос: Насколько я понимаю, вы видели Сузуку только по телевизору и изучали ее конфигурацию на симуляторе. Что вы знаете о трассе? Говоря о ее уровне сложности, большинство гонщиков ставят Сузузку в один ряд со Спа.
Жан-Эрик Вернь: Кажется, это очень интересная трасса. Все пилоты относят ее к числу любимых. Думаю, я не стану исключением. С нетерпением жду возможности проехать по ней за рулем машины Формулы 1 и только тогда смогу сказать, понравилась она мне или нет. Судя по работе на симуляторе, там много сложных скоростных поворотов. Не помню их названия, но весь первый сектор довольно техничный и быстрый. Похоже, это отличная трасса.

Вопрос: Такое ощущение, что команда добилась прогресса за прошедшее с летней паузы время: вы должны были регулярно зарабатывать очки, но несколько раз вам не повезло. Даниэль финишировал в десятке в прошлой гонке. Что, по-вашему, изменилось за последнее время, и чем можно объяснить этот прогресс?
Жан-Эрик Вернь: Мне кажется, он объясняется стечением обстоятельств. Прежде всего, я набираюсь опыта в каждой гонке – должен сказать, что прогрессировать не так сложно. Безусловно, машина стала лучше. В команде появилось несколько новых сотрудников, в частности Джеймс Ки. В Формуле 1 всё требует времени, даже создание новинок.

У Джеймса есть несколько интересных идей, как поднять скорость STR7, а также любопытные предложения по машине следующего года. По-моему, в команде все довольны, все работают в одном направлении. Мы здесь для того, чтобы, по крайней мере, зарабатывать очки. У нас отличная команда, каждый из нас максимально выкладывается – когда-нибудь это даст результат.

Вопрос: У меня есть несколько вопросов от наших спонсоров из компании Cepsa. Первый касается вашего столкновения с Михаэлем Шумахером в Сингапуре. После инцидента вы спокойно покинули машину. Что вы думаете о произошедшем?
Жан-Эрик Вернь (улыбается): На самом деле я немного задержался в машине, поскольку очень рассердился на него. Я довольно громко орал, чтобы выплеснуть эмоции и немного успокоиться. Покинув машину, я подошел к нему и спросил, что произошло. Я ждал ответа, но он только признал свою ошибку и принес извинения. Мне нечего добавить.

Вопрос: Второй вопрос касается телеметрии. Мы знаем, что вы выступали лишь за одну команду Формулы 1, но известно ли вам, чем отличается телеметрия разных команд?
Жан-Эрик Вернь: Мы все используем одну программу, созданную McLaren, но некоторые команды разрабатывают собственные датчики для шин и измерения температуры. Часть из них мы уже видели прежде. Существуют довольно крупные датчики для оценки работы антикрыльев и аэродинамики. Однако все работают с одной программой.

Вопрос: Какой элемент машины позволит прибавить в скорости и получить возможность бороться за победу?
Жан-Эрик Вернь: Вы считаете, что победа зависит только от скорости машины? Мне кажется, самые важные детали, которые позволяют прибавить в скорости – это днище и  «выдувной»диффузор. Он создает прижимную силу, причем, такую, которая не приводит к увеличению лобового сопротивления. Прижимную силу можно существенно повысить за счет настроек заднего антикрыла, но они увеличивают уровень аэродинамического сопротивления, из-за чего вы теряете в скорости на прямой. Но если вы выводите систему выхлопа в диффузор, то получаете свободную прижимную силу, уровень которой может меняться в зависимости от того, насколько эффективно работатет днище.

Чем оно более эффективно, тем выше уровень прижимной силы, которую вы получаете, при этом настраивая заднее крыло на небольшой угол атаки. В результате машина будет гораздо быстрее на прямой. Я считаю, что это чрезвычайно важная часть машины.

Вопрос: Следующий вопрос касается топлива. Вы проработали в команде всего год, поэтому у вас нет возможности сравнить с тем, временем, когда были разрешены дозаправки. У вас много информации о топливе?
Жан-Эрик Вернь: Честно говоря, я мало знаю о топливе. Я слежу только за расходом топлива и за тем, как меняется его количество по ходу гонки, а также контролирую его расход ближе к финишу. Должен сказать, что это гораздо интереснее, чем состав топлива. Не могу сказать, что я много об этом знаю.

Вопрос: Cepsa – это испанская компания, так что последний вопрос вполне очевиден: выиграет ли Фернандо Алонсо в этом году титул?
Жан-Эрик Вернь: Мне кажется, у него отличные шансы на победу – он великолепный гонщик, но Себастьян Феттель уступает ему совсем немного. Мне бы хотелось, чтобы чемпионом стал именно Феттель, ведь я участник молодежной программы Red Bull. Тем не менее, мне кажется, борьба за титул будет очень плотной.

Клетки и ткани можно выращивать в лимфатических узлах

клетки

Об этом сообщает «CyberSecurity».

Специалисты полагают, что в будущем подобная клеточная терапия может быть отличной альтернативой используемой сейчас трансплантации органов.

Ученые из университета Питтсбурга в США говорят, использование среды лимфатических узлов в регенеративной медицине имеет очень широкий потенциал. В статье, опубликованной в журнале Nature Biotechnology, сказано, что питтсбургским ученым впервые удалось в лимфатических узлах животных вырастить настоящие клетки печени, вилочковой железы и клеток поджелудочной, производящих инсулин, в отрыве от «родных» органов.

По словам Эрика Лагасса, одного из авторов исследования, в будущем при помощи данного метода можно будет выращивать клетки печени для больных алкогольным циррозом печени, а также производить дополнительные иммунные клетки для больных о ослабленной иммунной системой. «Наш метод — это реальная альтернатива донорской пересадке органов. Многие больные умирают, не дождавшись органов. Мы можем снизить потребность в новых органах, так как больные могут сами вырастить собственные клетки и ткани», — говорит он.

Ученые отмечают, что в случае с данным методом, у больных остается одна проблема — так как вживление клеток осуществляется в больной орган, то сама болезнь никуда не девается. И тем не менее, клеточная терапия — это один из самых низкозатратных и действенных способов по получению здоровых целевых клеток и тканей, которые не будут отторгаться организмом, так как они на 100% генетически идентичны оригиналу.

Лагасс говорит, что некоторые больные должны будут получать новый орган в любом случае, однако до сих пор они могли просто не дождаться операции, тогда как при помощи нового метода они получают реальный шанс продлить жизнь, ожидая трансплантации.